Последние комментарии

  • Dmitry Bogdanov
    В данном случае как никогда верна поговорка "Муж и жена - одна сатана".Лазарев рассказал, почему не собирается жениться
  • Татьяна Ларина
    Все сплетни собрали. А актриса она была неплохая, особенно понравилась в сериале шедевре "Вечный зов", сыграла Лахнов...БЕСПОНТОВЫЕ РОССКАЗНИ НЕДОИГРАВШЕЙ АКТРИСЫ
  • Ника михайлова
    Её называли *наша Бриджит Бардо*,100 килограммов женского тротила! И такая страшная судьба.. БЕСПОНТОВЫЕ РОССКАЗНИ НЕДОИГРАВШЕЙ АКТРИСЫ

"НЕЧИСТАЯ СИЛА" ВАЛЕНТИНА ПИКУЛЯ

16 июля ушел из жизни Валентин Пикуль (1928-1990).

Вот кого читают до сих пор, сметая из книжных магазинов появляющиеся тиражи.

При этом, к Пикулю до черта претензий у профессиональных историков; в его неприятии русофилы комически объединились с русофобами; звучат обвинения в пошлости и потрафлении мещанским вкусам.

Особенно громким получился скандал с публикацией романа «Нечистая сила», когда на писателя скопом навалились и коммунисты, и ревнители монархии, и оскорбленные в лучших чувствах иудеи.

В «Нечистой силе» Пикуль описал сползание царского семейства Романовых в подвал Ипатьевского дома. Центральное место занимала фигура Гришки Распутина. 

ТОГДА ЖЕ ТРУДНО СНИМАЛАСЬ "АГОНИЯ" ЭЛЕМА КЛИМОВА. АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО В РОЛИ РАСПУТИНА
ТОГДА ЖЕ ТРУДНО СНИМАЛАСЬ "АГОНИЯ" ЭЛЕМА КЛИМОВА. АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО В РОЛИ РАСПУТИНА

Возможно, Пикуль приукрашивал, когда признавался:

«Помню, я ещё не приступал к написанию этой книги, как уже тогда начал получать грязные анонимки, предупреждавшие меня, что за Распутина со мною расправятся. Угрожатели писали, что, ты, мол, пиши о чём угодно, но только не трогай Григория Распутина и его лучших друзей».

На самом деле катастрофы ничего не предвещало. Распутина и царедворцев Пикуль трактовал в допустимом коммунистическом разрезе. Но, а) попер телесный низ, - смачные описания пьянок и сексуальных девиаций друга Гриши; б) вылезли опасные параллели коррупционных игр царской верхушки с гулеванием брежневского окружения. 

Изначально сама история была вполне проханже. Прощупывая, насколько цензура добра, Пикуль ввел образ Распутина в роман «Моозунд». Пропустили без писка. 

«Нечистую силу» Пикуль закончил под Новый, 1975 год. Полное ее название можно вызубрить разве что специально:

«Нечистая сила. Политический роман о разложении самодержавия, о тёмных силах придворной камарильи и бюрократии, толпившейся возле престола; летопись той поры, которую зовут реакцией между двумя революциями; а также достоверная повесть о жизни и гибели «святого чёрта» Гришки Распутина, возглавлявшего сатанинскую пляску последних «помазанников Божиих».

На публикацию романа был заключен договор с Лениздатом. Туда и отправилась рукопись. 

На этом этапе у Пикуля появился первый злостный противник, кандидат исторических наук Пушкарева. Ее внутрииздательская рецензия уничтожала рукопись напалмом. 

Главное обвинение Пушкаревой: Пикуль высказывает свое понимание эпохи, идущее вразрез с марксистко-ленинским взглядом на войну и революцию. 

Редакционное заключение с ней согласилось:

«Рукопись романа В. Пикуля «Нечистая сила» не может быть принята к изданию, поскольку… является развёрнутым аргументом к пресловутому тезису: народ имеет таких правителей, каких заслуживает. А это оскорбительно для великого народа, для великой страны, что и показал с наглядностью Октябрь 1917 года»

Четыре года Пикуль не мог пристроить объемную рукопись, пока она не попала на стол к  главному редактору журнала «Наш современник» Сергею Викулову. Журнал этот, - оплот почвеннических сил; трибуна Валентина Распутина, Василия Белова, Бориса Можаева все более распоясывался, ища корень русских проблем не в аборигенах, а в людях заезжих, которые одолели. Роман Пикуля, где смачно клеилась связь меж Гришкой Распутиным и еврейскими банкирами, пришелся Викулову по вкусу настолько, что он даже закрыл глаза на плевки в сторону монархии, в которой часть почвенников видела панацею. 

СЕРГЕЙ ВИКУЛОВ
СЕРГЕЙ ВИКУЛОВ

О публикации в журнале «Нечистой силы» целиком не могло быть и речи, - рукопись включала 44 авторских листа. Название тоже пришлось заменить. Публикация в «Нашем современнике» получила заглавие, взятое из ленинской статьи: «У последней черты».

Сам Пикуль, проживая в Риге, принимать участие в продвижении романа не мог. Вивисекция, которую проделала над его детищем редакция журнала, писателя расстроила. Он писал:

«…я – в журнале – обнаружил не свое, а чужое название «У последней черты», первые же страницы публикации были написаны не мною, а чужой рукой. По сути дела под названием «У последней черты» читатель получил не сокращенный вариант романа, а лишь отрывки из него, по которым никак нельзя было судить обо всей книге».

«У последней черты» «Наш современник» публиковал с 4-го по 7-ой номера 1979 года. 

И начали судить.

Едва публикация завершилась, чертиком из табакерки появилась Пушкарева. Она повторила свои аргументы в статье «Когда утрачено чувство меры». 

Михаил Суслов на Всесоюзном совещании идеологических работников лягнул Пикуля, не называя, правда, его фамилии. 

Будущий архитектор перестройки Александр Яковлев в приватной беседе с Громыко затеял плач о поднимающем голову антисемитизме. 

Из-за антисемитизма же вышел, хлопнув дверью, из состава редколлегии «Нашего современника» Юрий Нагибин. 

На заседании секретариата правления Союза писателей РСФСР на Пикуля вербально замахали кулаками Сергей Михалков, Александр Чайковский и Георгий Марков. 

В стане почвенников тоже было неспокойно. Валентин Курбатов писал Виктору Астафьеву:

«Вчера закончил чтение пикулевского «Распутина» и со злостью думаю, что журнал очень замарал себя этой публикацией, потому что такой «распутинской» литературы в России ещё не видели и в самые немые и постыдные времена. И русское слово никогда не было в таком небрежении, и уж, конечно, русская история ещё не выставлялась на такой позор. Теперь уж и в уборных как будто опрятнее пишут»

Обескураженный Пикуль заносит в дневник:

«Живу в стрессах. Меня перестали печатать. Как жить - не знаю. Писать хуже не стал. Просто не нравлюсь советской власти...»

В общем, никому Пикуль не потрафил: антисемит; ненавистник монархии; критик марксизма; недоучка; чернушник.

Никому Пикуль не потрафил, кроме читателей. Отдельным изданием «Нечистая сила» вышла только в 1989 году и с тех пор появились десятки переизданий. Читатель плевать хотел на предубеждения историков и чистюль. В его глазах у Пикуля неоспоримое достоинство: он  пишет интересно! Та же «Нечистая сила», - какие характеры, какие извивы сюжета, страсти, какой язык! 

Ни патриотический лагерь, ни либеральный так и не смогли Пикулю ничего художественно противопоставить. Тот же Акунин, - щи явно пожиже да без соли. 

Меж тем, бороться с трактовкой исторических событий данных в «Нечистой силе» (сейчас речь только об этом романе), подозреваю, необходимо. Валентин Саввич слишком увлекся недостоверными источниками, бульварными слухами, будуарными шепотками, а ведь речь о катастрофе, последствия которой Россия не изжила до сих пор.

Бороться надо не уныло шамкающими статьями против Пикуля, коим нет числа, а пером. 

Только где те перья?

Легче крикнуть: «Все наврал, антисемит!», не в силах отбить охоты читать Пикуля у миллионов.


Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх