Свежие комментарии

  • Татьяна Кравцова
    https://www.youtube.com/watch?v=iMs9feeSknkДженис из "Друзей...
  • владимир лобурь
    Муж ее заразил.Анна Нетребко зар...
  • Wolf :
    Аффтар статьи что-то попутал! Почему он приравнивает русские корни к еврейским?! Если предки большинства этих еврейс...Голливудские актё...

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

7 октября умерла Мария Шкапская (1891-1952), поэтесса, вычеркнувшая себя из поэзии еще при жизни.

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

Поэзию Шкапская отпустила не чтобы безболезненно, а, скажем так, без мелодраматической декламации. Делая в творчестве акценты на женское, сильной оказалась по-мужски.

Росла поэтесса в нищих трущобах Петербурга. Ее семейка жила возле общественной свалки и по признанию Марии свалка эта «для меня и других детишек местной бедноты была источником существования: там мы собирали щепки для отопления наших углов, консервные жестянки и тряпки для продажи тряпичникам. С 11-ти лет я уже на своих ногах. Отец сошел с ума, мать параличная, надо кормить семь человек».

Неудивительно, что при таких вводных Шкапская увлеклась социалистическими идеями.

А с другой стороны монархический режим как-то к Шкапской благоволил. Она училась за казенный счет в Петровской гимназии, а когда ее за участие в витмеровском кружке приговорили к высылке в Олонецкую губернию, на сцену вышел филантроп Шахов, который уговорил правительство отпустить членов кружка учиться за границу, вызвавшись сию затею оплачивать. 

Так поэтесса с мужем Глебом Шкапским и Михаилом Бассом, который тактично именовался «другом семьи», оказалась в Париже.

 

С Глебом Мария расписалась в 1910. Что касаемо Басса тот был ее любовником. Для Серебряного века ситуация «мы втроем» характерна. Правда, не всегда она обертывалась такой кровью, как у завертевшей возле себя мужской хоровод Марии.

Но пока все шло хорошо. Шкапская изучает в Сорбонне восточные языки, слушает курс филологии в Тулузе. 

В 1916 возвращается в Россию. 

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

Поэтическое время Шкапской – первая половина 1920-ых годов. За это время она выпустила 7 (!) поэтических сборников. 

Первая же книга поэтессы «MaterDolorosa» вызвала одобрение Михаила Кузмина, Блока, Гумилева. Шкапскую приняли в члены Союза поэтов. 

Но не все на Шкапскую смотрели умилительно. Брюсов, например, припечатал: «Безусловно плохи стихи Марии Шкапской, но дело в том, что это не столько «стихи», сколько страницы интимного дневника, печатать которые не следовало, но которые еще не говорят против поэтических способностей автора»

Насчет «интимного дневника» - Шкапская посвятила «MaterDolorosa» памяти сына, которого не решилась родить, сделав аборт. В сборнике затрагивались темы крестного пути женской плоти, - потеря девственности, деторождение, необходимость ложиться под хирургический нож. И если Горький написал Шкапской: «До Вас женщина ещё не говорила так громко и верно о своей значительности», то и отрицательных отзывов хватало. Поэзию Шкапской чехвостили «менструальной», «упаднической», «гинекологической». 

Да, говорят, что это нужно было...

И был для хищных гарпий страшный корм,

И тело медленно теряло силы,

И укачал, смиряя, хлороформ.

И кровь моя текла, не усыхая -

Не радостно, не так, как в прошлый раз,

И после наш смущенный глаз

Не радовала колыбель пустая.

Вновь, по-язычески, за жизнь своих детей

Приносим человеческие жертвы.

А Ты, о Господи, Ты не встаешь из мертвых

На этот хруст младенческих костей!

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

Дебюту вслед Шкапская выпустила сборники «Барабан строгого господина», «Кровь-руда», «Час вечерний», «Ца-ца-ца», поэму «Явь», продемонстрировав тем самым минус востребованности: в печать шло почти всё написанное. Так в «Часе вечернем» собраны ранние, несовершенные стихи, а «Ца-ца-ца» являет собой эксперименты в стилизации китайской поэзии. 

В общем, уже к моменту самоубийства Басса Мария чувствовала творческий застой. Но только смерть любимого поставила в ее занятиях стихотворством точку.

Басс был неизлечимо болен и, находясь под угрозой наступления полной инвалидности, принял решение умереть. После советов знакомых врачей он выбрал даже место в теле, где можно поставить точку пули в конце пути. Басс выстрелил, когда Мария собираясь уходить из дому, одевалась в коридоре. Пуля задела легкое и он прожил еще сорок часов.

Его смерть настолько поразила Шкапскую, что стихи как отрезало.

Надо заметить, что и время наступило малопоэтическое. Тогда же бросили на долгий срок рифмовать Ахматова и Мандельштам, ушел в полную чухню после поэмы «Про это» Маяковский. Эпоха приподнимала на щит Джека Алтаузена и комсомольца Жарова. 

Поскольку Мария была дочерью века, то восприняла ложную установку, будто основное достоинство литератора не талант, а полезность обществу. Она ушла в журналистику, ездила по стройкам пятилеток, писала талмуд о заводе имени Маркса для придуманной Горьким серии «История фабрик и заводов». Выпустила несколько очерковых книг, о содержании которых свидетельствуют названия: «Человек работает хорошо», «Рассказы комсомольцев и о комсомольцах», «За жизнь бойца (О донорстве)».

Соперница Шкапской Вера Инбер, заметила, держа в памяти кому именно посвящены стихи сборника «MaterDolorosa»: «Побывав на «Красном Треугольнике», она с совершенно материнской нежностью приветствует на свет божий появление новорожденной калоши». 

Цинично, но что поделать, если путь Шкапской именно таков – от материнской боли по поводу нерожденного сына к общественной радости по поводу выпущенной партии ботинок.

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

А жизнь никуда не делась, текла большая и трудная, без музыки. Тяжело болел муж, младший сын исчез на войне (попал в плен, из плена перекочевал в советские лагеря и вышел на свободу только после смерти матери, которая так и не узнала, что ее ребенок жив).

В 1942 Шкапская перенесла парез левой стопы и с тех пор передвигалась с трудом. В 1941 попала под машину, в 1950 под поезд. В обоих случаях перенесла сотрясение мозга.

Только внутренняя сила позволяла Шкапской изо дня в день двигаться в пространстве ставшим безвоздушным, изобретая для себя занятия.

Отсутствие поэзии сублимировалось для нее сначала в журналистику, а потом вообще выродилось в собаководство. Шкапская специализировалась по пуделям, даже вывела какую-то новую породу. 

На собачьей выставке ей сообщили впроброс, что пуделя, прошедшие ее контроль неправильно повязаны. Шкапская упала замертво. 

Скоропостижный инфаркт. 

ПОЭТЕССА, БРОСИВШАЯ РИФМЫ

Поэзия ее начала возвращаться к нам только в 1990-ые. А так даже младшая дочь Шкапской не знала, что мама при жизни писала стихи.

И какие… 

Петербуржанке и северянке,
Люб мне ветер с гривой седой,
Тот, что узкое горло Фонтанки
Заливает Невской водой.
Знаю, будут любить мои дети
Невский седобородый вал,
Оттого, что был западный ветер,
Когда ты меня целовал.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх