Свежие комментарии

  • Rosomaha
    Кортни и Кокс+индейка...Кортни Кокс повто...
  • Андрей
    отличноНаследники Виктюк...
  • Виктор Шиховцев
    Катюша все хорошеет!Как сложились суд...

ПОЭТ, ПОХОРОНЕННЫЙ НЕДАЛЕКО ОТ МОГИЛЫ ЕСЕНИНА

ПОЭТ, ПОХОРОНЕННЫЙ НЕДАЛЕКО ОТ МОГИЛЫ ЕСЕНИНА

1 ноября родился Алексей Недогонов (1914 – 1948), поэт, может и к лучшему для себя, не доживший до славы.

Достаточно фактов, чтобы вести речь о Недогонове как о человеке с порядочным надломом, хотя советская критика превозносила его за ясность и оптимистичность мировоззрения. Как-то упускается из виду, что начинал поэт с подражаний упадочному тенорку Надсона, а не громовому басу Маяковского.

Отца парень лишился в четыре года, рос в постоянном чувстве голода, учился спустя рукава. По его собственному признанию: «До четырнадцати  лет я путал зоологию с ботаникой, играл в лапту, гонял голубей, убегал сколько раз из дому».

От участи тоскующего хулигана юношу спасла лихорадка работы. Будучи уроженцем города Шахты, в шахте он очутился в 15 лет. Поступил в горнопромышленное училище. В 18 лет приехал в Москву, в 1935 очутился в Литинституте 

Журналы-газеты Недогонова печатали достаточно активно, но это была все поденная работа. Алексей никак не мог выработать свой почерк. 

Помогла война. 

ПОЭТ, ПОХОРОНЕННЫЙ НЕДАЛЕКО ОТ МОГИЛЫ ЕСЕНИНА

Сначала Недогонов пошел на советско-финскую, потом провоевал Великую Отечественную. В 1942, на фронте, вступил в Коммунистическую партию.

Из войны вышел с орденом Красной звезды, медалями за взятие Будапешта и Вены, освобождение Праги.

Я, гвардии сержант Петров,

сын собственных родителей,

из пятой роты мастеров –

из роты победителей.

Я три войны исколесил,

прошёл почти планету,

пять лет и зим в штыки ходил

и видел –

смерти нету.

Да, хлопцы, смерти в мире нет,

есть только бомбы,

свист ракет,

есть только танковый таран,

есть пули в горло,

кровь из ран,

санбаты,

дратвой шитый нерв,

есть старшина со списками,

есть каптенармус,

есть резерв,

есть автоматы с дисками,

есть направленье снова в полк,

в родную роту пятую,

есть, наконец, бессмертный долг –

убить страну проклятую,

и есть, огласке вопреки,

у маршала за камбузом –

головорезы-штрафники,

что локоть в локоть

прут в штыки

и молча гибнут гамузом.

Во время войны Недогонова, наконец, нашла муза, но следует признать, что славы ему это не сильно прибавило. Он числился в пятых рядах и у читателей, и у начальников, смотря в спины кумиров Симонова, Гудзенко, Шубина (НЕРАЗРЕШИМЫЕ МИРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФРОНТОВОГО ПОЭТА).

В 1946 Недогонова приняли в Союз писателей.

Он говорит: «За две войны, которые я прошел как солдат и журналист, мне пришлось ступить на землю восьми государств. Много я пережил, видел и слышал. О многом  буду писать. Но больше всего — о главном: о человеке...»

В отличие от растерявшихся в мирные дни Симонова, Гудзенко и Шубина Недогонов вдруг поймал магистральный тренд развития советской поэзии. Он выдал поэму «Флаг над сельсоветом», где поэтическое мастерство сочеталось с показом красочного колхоза в стиле пырьевских «Кубанских казаков». Главным лейтмотивом «Флага над сельсоветом» стала строчка: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд!». 

Это было то, что надо. Как записала в дневнике Лидия Чуковская: «Поэма Недогонова. Человек способный, бесспорно. И Твардовский, и Маяковский, и Некрасов – и боек, и кругл, и идилличен. Ему обеспечена Сталинская премия».

Как в воду глядела. 

На самом верху Недогонова принялись готовить в гении. 

ПОЭТ, ПОХОРОНЕННЫЙ НЕДАЛЕКО ОТ МОГИЛЫ ЕСЕНИНА

Но внутри самого Недогонова происходили далеко не радужные процессы. За какой-нибудь год он растерял все иллюзии. Если 1945 Недогонов провожает идиллическим: «Звезд тишина неизменная. Сумерек зыбкая просинь. Первая послевоенная милая русская осень», то уже в 1946 ошарашенно интересуется: «Что ж зарос сегодня тихий погост, где лежат бойцы Второй мировой?..»

Глубочайшая проблема поэтов, прошедших войну: мирная жизнь оказывалась скудна на эмоции. Выживать труднее и муторнее, нежели ежедневно рисковать жизнью. А Недогонову пришлось именно выживать, что вступало в противоречие с рисовкой умиротворенной сытости  во «Флаге над сельсоветом». Лидия Чуковская, готовящая в «Новом мире» публикацию стихов Недогонова оставила в дневнике далеко не парадный портрет поэта, которого готовились увенчать лаврами.

«Недогонов. С умными, прекрасными глазами, кожа да кости. Мороз в 24 градуса – на нем летнее пальто и тапочки.

Этого невозможно терпеть. У него двое детей. Говорят, он пьянствует. Наверное, это правда. И под этим предлогом ни Союз, ни журнал ничего для него не делают».

«…у Недогонова беда, жена больна, и есть уже совершенно нечего – нет картошки, едят один кисель».

«Забыла записать: Недогонов уже неделю в психиатрической лечебнице. Я рассказала Симонову. Он сначала вспылил: «терпеть не могу пьяниц», – но все-таки написал в больницу письмо на депутатском бланке…»

ПОЭТ, ПОХОРОНЕННЫЙ НЕДАЛЕКО ОТ МОГИЛЫ ЕСЕНИНА

Неизвестно, насколько решение материальных проблем могло встряхнуть Недогонова. Скажем, Анатолия Сурова (ПЛАГИАТОР И ПОГРОМЩИК) и Михаила Бубеннова Сталинская премия попросту утопила в водке. 

Недогонов же до материального благополучия не дожил, попав в результате несчастного случая под трамвай. 

Сталинской премии за «Флаг над сельсоветом» его удостоили посмертно. 

Похоронен Недогонов на Ваганькове, недалеко от могилы Есенина.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх